Xyan
Цыпленок жареный

Песенка о приключениях злополучного цыпленка знакома почти каждому - большей частью с детства. Причем вспоминаются, как правило, только первые полтора-два куплета - например, в такой «краткой» редакции поет эту песенку шансонье Борис Рубашкин. Однако существует и несколько «полных» версий, довольно сильно различающихся. Например, музыкант Алексей Козлов, основатель джазово-инструментальной группы «Арсенал», вспоминает цикл из шести куплетов, восходящий, как можно понять, к послевоенным временам:

Цыпленок жареный.
Цыпленок пареный
Пошел по улице гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
Паспорта нету -
Гони монету.
Монеты нет - снимай пиджак,
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный -
Цыпленка можно обижать.
Паспорта нету -
Гони монету.
Монеты нет - снимай штаны.
Цыпленок жареный.
Цыпленок пареный -
Штаны цыпленку не нужны.
- Я не советский,
Я не кадетский,
Я не партийный большевик!
Цыпленок жареный.
Цыпленок пареный,
Цыпленок тоже хочет жить.
Он паспорт вынул,
По морде двинул,
Ну а потом пошел в тюрьму.
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный,
За что в тюрьму и почему?
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный -
Цыпленки тоже хочут жить!
Его схватили,
Остановили,
Велели паспорт предъявить.
(Предположительно 50-60е гг.)

Иная «сюжетная» линия - в репертуаре московской рок-группы «Эшелон».

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный -
-Цыпленок тоже хочет жить!
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
Паспорта нету -
Гони монету!
Монеты нету - снимай пиджак!
Пиджак не снимешь,
Не дашь монету -
То ты не будешь здесь гулять!

(Далее цыпленок отправляется полоскать на речку свои штаны, они уплывают, потом цыпленок тонет, его спасают и снова долго бьют на берегу).

В одном из вариантов, датированном 1963 годом, цыпленок цепляется за трамвай, погибает и даже «улетает в Божий рай». В середине 80-х годов в Москве и Ульяновске у детей от 6 до 14 лет бытовали два интересных текстовых варианта песни. Московский вариант (детская).

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный
Пошел по улице гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
Паспорта нету! -
Гони монету!
Монеты нету -
Иди в тюрьму!
Тюрьма закрыта -
Садись в корыто!
Корыта тоже нет нигде.
-Не убивайте,
Мне жизнь оставьте,
Я буду верно вам служить!
- Не убивайте,
Мне жизнь оставьте
-Цыпленки тоже хочут жить!

А вот каков финал ульяновского варианта:

Цыпленок помер
И ножки поднял.
Майор завидел тут его.
Майор завидел
И не обидел -
Он взял свисток и засвистел.
Цыпленка взял он,
Арестовал он,
И тут же ужин свой он съел.
(Оба текста - середина 80-х.)

Следующий текст - из репертуара болгарских студентов начала 80-х годов. Он не представляет какой-либо особой версии, но в конце песни имеется одна характерная деталь, не встречающаяся в других случаях. Болгарский вариант:

Цепленок жаренный,
Цепленок варенный,
Цепленок тоже хочет житъ
Его поймали,
Арестовали,
Хотели паспорт показать
- Паспорту нету!
- Давай монету!
- Монеты нет!
- Снимай пиджак!
- Я не советский.
Я не кадетский.
Я просто вольный анархист!

Шансонье Аркадий Северный предлагает несколько иной финал песни.

Цыплёнок жареный
Цыплёнок пареный
Пошёл по Невскому гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
- Я не советский,
Я не кадетский,
А я куриный комиссар!
- Я не расстреливал,
Я не допрашивал,
Я только зёрнышки клевал!
Но власти строгие,
Козлы безрогие,
Его поймали, как в силки.
Его поймали,
Арестовали
И разорвали на куски.
Цыплёнок жареный,
Цыплёнок пареный
Не мог им слова возразить.
Судьей задавленный.
Он был зажаренный:
Цыпленки тоже хочут жить!

Я помню песенку о «Цыплёнке» с детства. Вторая половина 40-х годов, Москва, коммунальная квартира в Кривоарбатском переулке... «Цыпленок», а также «Крокодила» и «Яблочко», воспринимались именно как «детские песенки». Этому в немалой степени способствовало характерное для детского фольклора наличие персонажей-животных (и предметов), которые ходили по улицам. «Крокодила», возможно, как-то увязывалась с «Крокодилом» Чуковского. А «Яблочко» было похоже на сказочного «Колобка». Катилось само собой по каким-то своим делам и постоянно находилось под угрозой съедения, причем именно эта утроба и являлась предметом разговора . Вообще, в центре - «гастрономическая» тема. Цыпленок даже фигурирует в приготовленном виде.

Интересно, что на финальной гибели цыпленка особенно настаивают «детские» версии песни. Крокодила, напротив, «голодная была» и пыталась съесть что-то несъедобное: «Во рту она держала кусочек одеяла, и думала она, что это ветчина» В то же время присутствовало знание (от старших?), что тексты эти старые, времен революции и гражданской войны. «Цыпленок» и «Яблочко» приписывались разгульной и беззаконной вольнице - «анархистам», что, вероятно, связано с каким-то советским кинофильмом, где звучали эти песни. Следующий вариант я услышал в августе 1966 года.

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный
Пошел по улицам гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
- Я не кадетский,
Я не советский,
Я не народный комиссар.
Не агитировал.
Не саботировал,
Я только зернышки клевал!
А на бульваре
Гуляют баре,
Глядят на Пушкина в очки:
- Скажи нам, Саша,
Ты - гордость наша,
Когда ж уйдут большевики?
- А вы не мекайте,
Не кукарекайте, -
Пропел им Пушкин тут стишки,
- Когда верблюд и рак
Станцуют краковяк,
Тогда уйдут большевики!
Тверская улица,
Кудахчет курица:
- Когда ж уйдут большевики?
Полночи нету,
А по декрету
Уже пропели петухи.

У меня нет сомнений в том, что эта версия относится к самым старым редакциям песни. Здесь и слово «баре», позднее ушедшее из активного обихода, и сама постановка вопроса: «Когда уйдут большевики?», несомненно, относящаяся к тому же времени. Правда, моя бабушка еще на моей памяти (т.е. во второй половине 40-х - начале 50-х) раскладывала пасьянсы: «Когда кончатся большевики?» Если пасьянс сойдется, то скоро. Впрочем, это уже была дань привычке. Традиция раскладывать упомянутый пасьянс восходила к послереволюционным годам и к ее жизни в родном Саратове. Но, конечно, принадлежала она более широкому кругу дворянства, т.е. тех самых «бар», о которых упоминается в песенке. Здесь и Тверская улица, и бульвар у Тверских ворот с памятником Пушкину, естественно, до передвижения монумента в 1950 г. на противоположную сторону улицы. И «декретное время», введение которого еще воспринимается как новшество. Первое постановление о нем, т.е. о переводе стрелок на час вперед с 30 июня 1917 года, было принято Временным правительством 27 июня, но в декабре того же года отменено большевистским Совнаркомом, вновь восстановившим «астрономическое» время. В дальнейшем, однако, советское правительство неоднократно переводит стрелки часов на один, на два, даже на три часа, а окончательно «декретное время» устанавливается в конце 1922 года. Многими в те годы эти временные смещения воспринимались весьма болезненно и, вероятно, с этим связано появление в песне фразы «Полночи нету, а по декрету уже пропели петухи...». Скорее всего, песенка отражает ситуацию 1918-1921 гг. Еще в обиходе старые паспорта: единая советская паспортная система будет введена только 27 декабря 1932 г.

Но главное - разгул террора, допросы и расстрелы: «Я не расстреливал, я не допрашивал...», уличные облавы с проверками документов, вымогательством и грабежами: «Паспорта нету - гони монету! Монеты нету -снимай пиджак!» или «Садись в тюрьму!» В повести Алексея Толстого «Похождения Невзорова, или Ибикус» (1924-1925) подобный арест описывается следующим образом:

«Из темноты выросли трое рослых в солдатских шинелях. Крикнули грубо:
- Что за люди?!
- Покажь документы!»

После этого герой оказывается в тюрьме, где происходит такой разговор с соседями по камере:

«Он подполз к ним, всмотрелся, сказал шепотом:
- Меня допрашивали насчет сапожного крема...
- Анархист? - спросил левый из сидевших у стены.
- Боже сохрани! Никакой я не анархист. Я просто - мелкий спекулянт...
- Цыпленок пареный - сказал правый у стены, с ввалившимися щеками.
- Растолкуйте мне, хоть намек дайте, - что это за крем такой, за что они меня мучат?..»

Нет никакого сомнения в том, что в повести Алексея Толстого собеседник Невзорова имеет в виду нашу песенку - это едва ли не первое ее упоминание в литературе. А слова «Я просто - мелкий спекулянт...» и «Цыпленок пареный...» звучат почти как прямая цитата из нее. Толстой же покинул Москву в 1918 году, в 1919-ом через Украину и Одессу уехал за границу и вернулся в Советскую Россию только в 1923 году. Не исключено, что «куплеты о цыпленке» он знал еще до эмиграции - действие повести происходит как раз в 1919 году...

Сергей Неклюдов
Шансонье, №9(12) октябрь, 2006

Источник http://www.shansonprofi.ru/archiv/notes/paper199/