Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:32 

Getting the baby squirrel over the wall


00:33 

PC Baby rocker


00:28 

Nu-pogodi gameboy simulator

03:51 

Cool water balls

How to make water into marble balls


01:11 

Lindsay Lohan parody on Harry Potter


01:08 

Samsung Corby S3650 advertisement


01:07 

Steven Freaking out!

Freaking out - best freak out video EVER!!!
It's so disturbing, I hope it is fake, but smth is telling it is a real video. If it's staged, it's freaking well done.


And then this is a real thing not for a weak nerve. If it's real, the guy has got serious mental problems. I think if I had such ferocious fit, I'd freaking fall dead.


Remote up his aSS

23:31 

Munchkin cats






21:36 

About virus H1/N1


00:56 

Muscle balloons

this is no fucking Photoshop!!!

There are real bodybuilders like this out there, just google 'muscle balloon bodybuilding'


00:42 

Tooth for an eye!!! Spectacular operation solution


18:40 

Mozilla BD Cake

19:56 

The fate comes ...




17:35 

Super toll Shuhe!!!

For all gamers and anime geeks! I wish there was a picture of how they look went put on...


09:34 

Weird Paw Snail

Another Photoshop miracle, quite curious the idea though


20:54 

Цыпленок жареный

Цыпленок жареный

Песенка о приключениях злополучного цыпленка знакома почти каждому - большей частью с детства. Причем вспоминаются, как правило, только первые полтора-два куплета - например, в такой «краткой» редакции поет эту песенку шансонье Борис Рубашкин. Однако существует и несколько «полных» версий, довольно сильно различающихся. Например, музыкант Алексей Козлов, основатель джазово-инструментальной группы «Арсенал», вспоминает цикл из шести куплетов, восходящий, как можно понять, к послевоенным временам:

Цыпленок жареный.
Цыпленок пареный
Пошел по улице гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
Паспорта нету -
Гони монету.
Монеты нет - снимай пиджак,
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный -
Цыпленка можно обижать.
Паспорта нету -
Гони монету.
Монеты нет - снимай штаны.
Цыпленок жареный.
Цыпленок пареный -
Штаны цыпленку не нужны.
- Я не советский,
Я не кадетский,
Я не партийный большевик!
Цыпленок жареный.
Цыпленок пареный,
Цыпленок тоже хочет жить.
Он паспорт вынул,
По морде двинул,
Ну а потом пошел в тюрьму.
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный,
За что в тюрьму и почему?
Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный -
Цыпленки тоже хочут жить!
Его схватили,
Остановили,
Велели паспорт предъявить.
(Предположительно 50-60е гг.)

Иная «сюжетная» линия - в репертуаре московской рок-группы «Эшелон».

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный -
-Цыпленок тоже хочет жить!
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
Паспорта нету -
Гони монету!
Монеты нету - снимай пиджак!
Пиджак не снимешь,
Не дашь монету -
То ты не будешь здесь гулять!

(Далее цыпленок отправляется полоскать на речку свои штаны, они уплывают, потом цыпленок тонет, его спасают и снова долго бьют на берегу).

В одном из вариантов, датированном 1963 годом, цыпленок цепляется за трамвай, погибает и даже «улетает в Божий рай». В середине 80-х годов в Москве и Ульяновске у детей от 6 до 14 лет бытовали два интересных текстовых варианта песни. Московский вариант (детская).

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный
Пошел по улице гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
Паспорта нету! -
Гони монету!
Монеты нету -
Иди в тюрьму!
Тюрьма закрыта -
Садись в корыто!
Корыта тоже нет нигде.
-Не убивайте,
Мне жизнь оставьте,
Я буду верно вам служить!
- Не убивайте,
Мне жизнь оставьте
-Цыпленки тоже хочут жить!

А вот каков финал ульяновского варианта:

Цыпленок помер
И ножки поднял.
Майор завидел тут его.
Майор завидел
И не обидел -
Он взял свисток и засвистел.
Цыпленка взял он,
Арестовал он,
И тут же ужин свой он съел.
(Оба текста - середина 80-х.)

Следующий текст - из репертуара болгарских студентов начала 80-х годов. Он не представляет какой-либо особой версии, но в конце песни имеется одна характерная деталь, не встречающаяся в других случаях. Болгарский вариант:

Цепленок жаренный,
Цепленок варенный,
Цепленок тоже хочет житъ
Его поймали,
Арестовали,
Хотели паспорт показать
- Паспорту нету!
- Давай монету!
- Монеты нет!
- Снимай пиджак!
- Я не советский.
Я не кадетский.
Я просто вольный анархист!

Шансонье Аркадий Северный предлагает несколько иной финал песни.

Цыплёнок жареный
Цыплёнок пареный
Пошёл по Невскому гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
- Я не советский,
Я не кадетский,
А я куриный комиссар!
- Я не расстреливал,
Я не допрашивал,
Я только зёрнышки клевал!
Но власти строгие,
Козлы безрогие,
Его поймали, как в силки.
Его поймали,
Арестовали
И разорвали на куски.
Цыплёнок жареный,
Цыплёнок пареный
Не мог им слова возразить.
Судьей задавленный.
Он был зажаренный:
Цыпленки тоже хочут жить!

Я помню песенку о «Цыплёнке» с детства. Вторая половина 40-х годов, Москва, коммунальная квартира в Кривоарбатском переулке... «Цыпленок», а также «Крокодила» и «Яблочко», воспринимались именно как «детские песенки». Этому в немалой степени способствовало характерное для детского фольклора наличие персонажей-животных (и предметов), которые ходили по улицам. «Крокодила», возможно, как-то увязывалась с «Крокодилом» Чуковского. А «Яблочко» было похоже на сказочного «Колобка». Катилось само собой по каким-то своим делам и постоянно находилось под угрозой съедения, причем именно эта утроба и являлась предметом разговора . Вообще, в центре - «гастрономическая» тема. Цыпленок даже фигурирует в приготовленном виде.

Интересно, что на финальной гибели цыпленка особенно настаивают «детские» версии песни. Крокодила, напротив, «голодная была» и пыталась съесть что-то несъедобное: «Во рту она держала кусочек одеяла, и думала она, что это ветчина» В то же время присутствовало знание (от старших?), что тексты эти старые, времен революции и гражданской войны. «Цыпленок» и «Яблочко» приписывались разгульной и беззаконной вольнице - «анархистам», что, вероятно, связано с каким-то советским кинофильмом, где звучали эти песни. Следующий вариант я услышал в августе 1966 года.

Цыпленок жареный,
Цыпленок пареный
Пошел по улицам гулять.
Его поймали,
Арестовали,
Велели паспорт показать.
- Я не кадетский,
Я не советский,
Я не народный комиссар.
Не агитировал.
Не саботировал,
Я только зернышки клевал!
А на бульваре
Гуляют баре,
Глядят на Пушкина в очки:
- Скажи нам, Саша,
Ты - гордость наша,
Когда ж уйдут большевики?
- А вы не мекайте,
Не кукарекайте, -
Пропел им Пушкин тут стишки,
- Когда верблюд и рак
Станцуют краковяк,
Тогда уйдут большевики!
Тверская улица,
Кудахчет курица:
- Когда ж уйдут большевики?
Полночи нету,
А по декрету
Уже пропели петухи.

У меня нет сомнений в том, что эта версия относится к самым старым редакциям песни. Здесь и слово «баре», позднее ушедшее из активного обихода, и сама постановка вопроса: «Когда уйдут большевики?», несомненно, относящаяся к тому же времени. Правда, моя бабушка еще на моей памяти (т.е. во второй половине 40-х - начале 50-х) раскладывала пасьянсы: «Когда кончатся большевики?» Если пасьянс сойдется, то скоро. Впрочем, это уже была дань привычке. Традиция раскладывать упомянутый пасьянс восходила к послереволюционным годам и к ее жизни в родном Саратове. Но, конечно, принадлежала она более широкому кругу дворянства, т.е. тех самых «бар», о которых упоминается в песенке. Здесь и Тверская улица, и бульвар у Тверских ворот с памятником Пушкину, естественно, до передвижения монумента в 1950 г. на противоположную сторону улицы. И «декретное время», введение которого еще воспринимается как новшество. Первое постановление о нем, т.е. о переводе стрелок на час вперед с 30 июня 1917 года, было принято Временным правительством 27 июня, но в декабре того же года отменено большевистским Совнаркомом, вновь восстановившим «астрономическое» время. В дальнейшем, однако, советское правительство неоднократно переводит стрелки часов на один, на два, даже на три часа, а окончательно «декретное время» устанавливается в конце 1922 года. Многими в те годы эти временные смещения воспринимались весьма болезненно и, вероятно, с этим связано появление в песне фразы «Полночи нету, а по декрету уже пропели петухи...». Скорее всего, песенка отражает ситуацию 1918-1921 гг. Еще в обиходе старые паспорта: единая советская паспортная система будет введена только 27 декабря 1932 г.

Но главное - разгул террора, допросы и расстрелы: «Я не расстреливал, я не допрашивал...», уличные облавы с проверками документов, вымогательством и грабежами: «Паспорта нету - гони монету! Монеты нету -снимай пиджак!» или «Садись в тюрьму!» В повести Алексея Толстого «Похождения Невзорова, или Ибикус» (1924-1925) подобный арест описывается следующим образом:

«Из темноты выросли трое рослых в солдатских шинелях. Крикнули грубо:
- Что за люди?!
- Покажь документы!»

После этого герой оказывается в тюрьме, где происходит такой разговор с соседями по камере:

«Он подполз к ним, всмотрелся, сказал шепотом:
- Меня допрашивали насчет сапожного крема...
- Анархист? - спросил левый из сидевших у стены.
- Боже сохрани! Никакой я не анархист. Я просто - мелкий спекулянт...
- Цыпленок пареный - сказал правый у стены, с ввалившимися щеками.
- Растолкуйте мне, хоть намек дайте, - что это за крем такой, за что они меня мучат?..»

Нет никакого сомнения в том, что в повести Алексея Толстого собеседник Невзорова имеет в виду нашу песенку - это едва ли не первое ее упоминание в литературе. А слова «Я просто - мелкий спекулянт...» и «Цыпленок пареный...» звучат почти как прямая цитата из нее. Толстой же покинул Москву в 1918 году, в 1919-ом через Украину и Одессу уехал за границу и вернулся в Советскую Россию только в 1923 году. Не исключено, что «куплеты о цыпленке» он знал еще до эмиграции - действие повести происходит как раз в 1919 году...

Сергей Неклюдов
Шансонье, №9(12) октябрь, 2006

Источник http://www.shansonprofi.ru/archiv/notes/paper199/

20:49 

Из старого русского матерного фольклора

Мы пук, мы пук, мы пук, мы пук,
Мы пук цветов сорвали.
Мы пер, мы пер, мы пер, мы пер,
Мы перли этот пук

Не торопись -пись -пись,
Приободрись -дрись -дрись
Мы застрахуем -хуем -хуем
Вашу жизнь!

20:38 

Автор-составитель Вадим Серов

Чижик-пыжик, где ты был?


Из городской фольклорной песенки, родившейся, предположительно, в Петербурге в начале XX в. и имеющей несколько вариантов текста. Самый популярный из них:


Чижик-пыжик, где ты был?
На Фонтанке водку пил.
Выпил рюмку, выпил две
— Зашумело в голове.

Чижик-пыжик после пьянки
Выпил воду из Фонтанки,
Откачали эту птицу
Только в Боткинской больнице.


К птице чижу выражение имеет косвенное отношение. На самом деле речь идет о студентах Петербургского училища правоведения начала XX в. Им, как это было принято в учебных заведениях дореволюционной России, был также присвоен свой мундир, но ярких тонов — зеленого и желтого цвета. По этой причине учащиеся других столичных заведений дразнили будущих правоведов «чижиками», поскольку такие цвета типичны для окраса этой птицы. А чтобы «дразнилка» была позадиристей, студентов-правоведов в ней не только уподобили птицам, но и обвинили в пристрастии к крепким напиткам.

В современном языке песенка «чижик-пыжик» служит символом примитивной, незатейливой мелодии, которую обычно наигрывают люди, не знакомые с нотной грамотой и практически не владеющие инструментом.



Источник http://bibliotekar.ru/encSlov/23/45.htm

20:20 

А как вы спите? ИКЕА


20:15 

Николай Олейников - Таракан (1934)

Николай Олейников
Таракан (1934)
Книга: Олейников Н. Пучина страстей: Стихотворения и поэмы
Год издания: 1991 г.
Издатель: Советский писатель
OCR: Шичинов Сергей


Таракан попался в стакан
- Достоевский

Таракан сидит в стакане.
Ножку рыжую сосет.
Он попался Он в капкане
И теперь он казни ждет

Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, с топорами
Вивисекторы сидят

У стола лекпом хлопочет,
Инструменты протирая,
И под нос себе бормочет
Песню «Тройка удалая».

Трудно думать обезьяне,
Мыслей нет - она поет.
Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосет

Таракан к стеклу прижался
И глядит, едва дыша...
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.

Но наука доказала,
Что душа не существует,
Что печенка, кости, сало -
Вот что душу образует

Есть всего лишь сочлененья,
А потом соединенья

Против выводов науки
Невозможно устоять
Таракан, сжимая руки,
Приготовился страдать

Вот палач к нему подходит,
И, ощупав ему грудь,
Он под ребрами находит
То, что следует проткнуть

И, проткнувши, на бок валит
Таракана, как свинью
Громко ржет и зубы скалит,
Уподобленный коню

И тогда к нему толпою
Вивисекторы спешат
Кто щипцами, кто рукою
Таракана потрошат.

Сто четыре инструмента
Рвут на части пациента
От увечий и от ран
Помирает таракан

Он внезапно холодеет,
Его веки не дрожат
Тут опомнились злодеи
И попятились назад.

Все в прошедшем - боль, невзгоды.
Нету больше ничего.
И подпочвенные воды
Вытекают из него.

Там, в щели большого шкапа,
Всеми кинутый, один,
Сын лепечет: «Папа, папа!»
Бедный сын!

Но отец его не слышит,
Потому что он не дышит.

И стоит над ним лохматый
Вивисектор удалой,
Безобразный, волосатый,
Со щипцами и пилой.

Ты, подлец, носящий брюки,
Знай, что мертвый таракан -
Это мученик науки,
А не просто таракан.

Сторож грубою рукою
Из окна его швырнет,
И во двор вниз головою
Наш голубчик упадет.

На затоптанной дорожке
Возле самого крыльца
Будет он, задравши ножки,
Ждать печального конца.

Его косточки сухие
Будет дождик поливать,
Его глазки голубые
Будет курица клевать.

Xyan~diary

главная